Личный опыт: как все бросить и переехать в другую страну

Три страны — одна история
Постоянный автор f&f
13 Ноября
Иногда чтобы узнать себя по-настоящему, нужно выйти из зоны комфорта. Дарья Магомедова — автор блога @dasha_norge — испытала это на своем опыте. Мы поговорили с Дашей о том, как на самом деле живется в Индии, чем хороша Норвегия и шести счастливых годах в Малайзии.

— Даша, что сподвигло вас на этот шаг — уехать в совершенно чужую страну? 


— Мне было 19 лет, когда я уехала из России. Сейчас мне почти 31 год. Я бы покривила душой, если бы сказала, что с такой же легкостью, которая присуща тинейджерам, все бросила и уехала. Тогда же, не смотря на наличие перспективной работы и учебы в университете на бюджетном отделении, меня ничего не держало. Но и сказать, что я никогда не мечтала пожить где-нибудь вне России, тоже нельзя. 

IMG_6407.JPG


— Это было спонтанное решение или обдуманное годами? Как готовились к поездке?


— С самого детства мне было интересно, какая же жизнь там, куда я никогда не попаду. Я из самой простой семьи. Мои родители никогда не возили нас на море просто потому, что у нас не было денег. В 17 лет же, когда начала работать, я всерьез занялась английским языком, который учила с репетитором с детства. Нашла клубы английского языка, стала активно практиковать и совершенствовать его с целью путешествий. 

— Ваш муж из Индии. Вы там и познакомились?


— Волею судеб случилось так, что я встретила мужчину, которой оказался из другой страны. Страны, которой я никогда не интересовалась. Даже в детстве, когда мои мама и сестра смотрели индийские фильмы, я лишь, пожимая плечами, проходила мимо. Да, он оказался из Индии. После двух лет общения мы решили встретиться. В тот момент он жил и работал в США, но встретились мы в Киеве, поскольку визу в РФ получить было сложнее.

"Моя Индия — это не просветление и йога. Это не фильмы и красивые наряды. Моя Индия — это сексуальные домогательства и полное отсутствие уважения к женщине и ребенку как к личности"

Но наша совместная жизнь началась в Норвегии, куда он переехал по приглашению на работу. А я, бросив третий курс университета, поехала к нему. Это было в 2009 году, когда мировой кризис пришел и в Норвегию. Как высокооплачиваемого специалиста его сократили одним из первых. Новую работу он найти не смог. И мы поехали в Индию. Тянуть на себе всю семью я была не готова, поэтому решение о жизни в Индии приняли совместно. Не могу сказать, что я была рада такому повороту, но это было лучшее, что мы могли себе позволить на тот момент.

— Быстро ли адаптировались к местной культуре? Что удивило вас больше всего в Индии?


— В Индии мы прожили три года. Все эти три года муж не работал. Не потому, что работы не было. Его финансовое положение, как тогда ему казалось, позволяло не работать по десять часов в сутки за ту сумму, которую он зарабатывал за неделю в Норвегии.

IMG_6408.JPG


Я же, чтобы быть чем-то занятой, пошла учиться. Если в России я изучала информационный менеджмент, то в Индии я решила заняться тем, к чему у меня по настоящему всегда лежала душа. Иностранными языками. Я поступила в Лингвистический университет, где изучала испанский язык. Параллельно в этом же университете я преподавала русский.

— А трудности были?


— С общим положением в стране я была в корне не согласна. И решила, что в моих силах если не изменить все происходящее вокруг, то сделать этот мир жестокого обращения с женщинами и детьми чуть лучше. Да, моя Индия — это не просветление и йога. Это не фильмы и красивые наряды. Моя Индия — это сексуальные домогательства и полное отсутствие уважения к женщине и ребенку как к личности. Я занималась волонтерством и помогала как раз тем, кто потерпел сексуальное и домашнее насилие. Таких женщин и детей множество, но это мало освещается в СМИ, поскольку это не выгодно. Индии важно продать себя как страну великой культуры и наследия. Она, безусловно, такой и является, но, к сожалению, реальности в этом имидже минимум.

Все эти три года мы пытались уехать из страны, так как мы оба понимали, что нашего будущего там нет.

Муж был готов уехать куда угодно. Даже снова хотел стать студентом. Он поступил в британский ВУЗ, но в визе нам было дважды отказано. Он нашел работу в Америке, но нам также дважды отказали в рабочей визе, даже не смотря на то, что он уже работал в Америке.

Индии важно продать себя как страну великой культуры и наследия. Она, безусловно, такой и является, но, к сожалению, реальности в этом имидже минимум

В феврале 2012 года я забеременела. В апреле этого же года я должна была сдать финальные экзамены и... нас ждала неизвестность. Я купила билет в один конец и была готова вернуться в Россию. И, если бы муж не решился присоединиться, воспитывала бы ребенка одна.

Но уже по пути в аэропорт муж сказал о приглашении на собседование в Малайзию. Я сказала: «Пробуй!», помахала рукой и прошла паспортный контроль.

Уже после приземления в Москве, в разговоре по телефону, муж сообщил новость, что работу он получил. Через десять дней он был в Куала-Лумпуре. Я же, пробыв в Москве месяц, полетела к нему. Про Малайзию мы оба не знали абсолютно ничего. За исключением того, что это мусульманская страна.

Мы начали жизнь заново. Искали жилье, покупали посуду и не знали, к какому доктору идти и где рожать ребенка. 

Но все встало на свои места и мы прожили шесть счастливых лет нашей жизни в Куала-Лумпуре, где и родились наши дети: девочка Стефания и мальчик Даниэль.

IMG_6413.JPG


— На каком языке общаетесь с мужем и детьми?


— Детей мы зовем Стеша и Даня, и они прекрасно говорят на русском языке со мной и на английском — с папой. Серьезные темы между собой мы обсуждаем на английском, бытовые же — на русском. Муж состоит в семейном чате в вотсап, где мои родители, сестра и ее муж переписываются на русском языке.

Сейчас, когда мы уже год как живем в Норвегии, куда мы переехали снова по приглашению на работу, младший сын ходит в садик, а старшая дочка, которой в сентябре исполнилось шесть лет, пошла в школу. В самую простую норвежскую школу на норвежском языке.

За несколько месяцев в саду Стеша выучила язык и не испытывает трудностей в общении с одноклассниками. Но вся норвежская система построена так, что любому ребенку, нуждающемуся в помощи, государство предоставляет дополнительного учителя на один день в неделю. Стеша занимается норвежским языком с русскоговорящим учителем.

IMG_6415.JPG


— Как можете охарактеризовать Норвегию? Близка ли вам эта страна? 


— Норвегия — по ощущениям, полностью моя страна. Мне нравится климат (мы живем на юге, где климат довольно мягкий и зимы теплые, температура не опускается ниже −10
°С), нравится отношение к людям как со стороны и государства, так и со стороны самых людей.

С самого детства детей учат быть самостоятельными и ответственными. Не давать себя в обиду и не оскорблять других.

Меня до сих пор пугают рассказами о норвежской ювеналке и пропаганде гомосексуализма. Пропаганды нет и быть не может, но везде говорят о равенстве — и что никто не имеет права оскорблять или унижать тебя ни по какой причине: ни из-за цвета кожи, ни при наличии или отсутствии татуировок, ни за твои сексуальные предпочтения. Мне это близко, ведь ценнее человеческой жизни нет ничего. И увидев то, что скрыто за семью замками в Индии, я полностью пересмотрела свое отношение к жизни.
Теперь верю лишь тому, что я вижу и знаю. И чаши весов вовсе не на стороне Индии. И в воспитании детей и людей в том числе. А может, и в первую
 очередь.

IMG_6409.JPG


Да и в профессиональном плане у меня намного больше карьерных возможностей именно в Норвегии. Еще во время учебы в университете меня заинтересовала тема билингвизма и русского языка как иностранного. Получив диплом и пройдя переподготовку в МГУ, я открыла студию русского языка для детей-билингвов в городе, где я живу. Я вижу в этом огромный потенциал и полностью погружена в разработку своего материала и развитие центра.

В Норвегии везде говорят о равенстве — и что никто не имеет права оскорблять или унижать тебя ни по какой причине

— «Что, как не риск, придаёт вкус к жизни?» Посоветуйте нашим читателям, как перебороть свои страхи и изменить свою жизнь?


— Я всегда за правду, пусть она будет и не всегда такой, какой мы бы хотели ее видеть. И, скорее, не согласна с тем, что риск придает вкус к жизни.

Рисковать можно, когда ты ни за кого не отвечаешь. Если же, например, у вас есть дети, риск должен быть, но риск взвешенный и хорошо обдуманный. Если раньше я могла себе позволить просто собраться и поехать жить в страну, о которой не знаю ничего, то сейчас я ответственна за детей, их жизнь и образование.

Страх — это нормальное чувство любого человека, природой в нас заложен инстинкт самосохранения, но всегда необходимо знать, что как бы тяжело и трудно нам ни было, мы это переживем.

И если есть желание, то потом появится и возможность посмотреть мир изнутри, а не составлять мнение о странах, поддаваясь стереотипам.

Наша жизнь довольно коротка и опыт проживания вне зоны комфорта — это то, что помогает переосмыслить себя и все вокруг. И любой опыт — это опыт, который делает нас богаче и мудрее.

IMG_6412.JPG


Подписывайтесь на наш канал в Telegam!

Вам может быть интересно