«Ограничения только в голове»: история атлета, потерявшего возможность ходить

Николай Баранов 5 лет назад попал в аварию на мотоцикле — и это изменило его жизнь. Теперь его оптимизм и сила духа —пример для многих
Журналист, сотрудничает с журналом «Околоспорт», любит фитнес и путешествия, пишет о спорте и героях нашего времени, постоянный автор f&f
19 Декабря

С Николаем Барановым я познакомилась на «Мототерапии», где лучшие райдеры мира выступали перед небольшой аудиторией тех, кого в обществе привыкли называть «людьми с ограниченными возможностями». Затем мы пересеклись на соревнованиях по адаптивному вейкборду. Колю всегда можно узнать по накаченным рукам в разноцветных татуировках, позитивно-желтой коляске и широкой улыбке. Он человек, который любит и умеет жить.

3GGtCe_yBD8 — копия.jpg

Мне пришлось потрудиться, чтобы поймать его на интервью: Коля постоянно в движении, разъездах и тренировках. «Сколько себя помню, занимаюсь спортом», — сказал он. Каждый его день насыщенный и иногда экстремальный.

Николай признался, что после травмы жизнь начала кипеть. Прыжок с парашютом, горные лыжи — лишь малый список его новых увлечений. Колесница — так он называет свою инвалидную коляску.

Мы поговорили с ним о любви к жизни, мотивации, мотоциклах и театральных новинках.

— Как правильно обращаться — человек с ограниченными возможностями здоровья?

— Слово «инвалид» не очень люблю. Я не столкнулся в своей жизни с вещами, которые не смог бы попробовать. Мне сразу хочется понять, попробовать все, что бросает вызов. При желании можно заниматься абсолютно всем. Ходить куда угодно, создавать семью, работать. Ограниченность — только в прыжках. И то, всегда можно прыгнуть с парашютом.

Кстати, с парашютом я прыгал — после первого года травмы, давно хотел попробовать. Понял, что остался всего один страх — высоты. А как решать? В максимально стрессовой ситуации. Сразу с 4000 сиганули, очень круто. Ощущения незабываемые, даже больше, чем когда на мотоцикле едешь 300.

Этим летом наконец-то прыгнул с тарзанки в Сочи в «Скай-парке». Правда, пока только с 70 метров, но обещал вернуться, есть еще что попробовать.

Так как у меня коляска позитивно-желтая, выбрал костюм ярко-желтый — миньона или шмеля. Сказал, надеваем и полетели. Получился такой счастливый шмель. Еще одно желание свое экстремальное исполнил.

Теперь хочется еще дайвинг попробовать — третье, самое сильное желание. Знаю, что ребята частенько погружаются.

WzNgd4soHCs.jpg

— Получается, ограничений и нет?

— Я не столкнулся пока. Что-то хочется, пытаешься, общаешься. Люди пробовали, значит, и я смогу — даже на скейтбордах катаются. В глобальных вещах — развлечениях, создании семьи, продолжении рода — здесь ограничений точно нет.

— То есть все ограничения только в голове у человека.

— Ограничения только в голове. При большом желании можно заниматься чем угодно.

Проблема в том, что людям это нужно каким-то образом внушить. И я не знаю, как это сделать. Ко мне подъезжают обычные ребята, говорят: «А мы за тобой следим. А расскажи нам, как ты стал выезжать? Я не могу, на меня смотрят».

Я пытаюсь показать, что нас много.

И я пытаюсь показать, что нас много. Нужно выезжать хотя бы на мероприятия для инвалидов. Но лично мне приятнее покататься по обычным местам.

Когда я поломался, может быть, не было депрессии, потому что я сразу подписался в инстаграме на параспортсмена Славу Буракова, на спортсмена Серегу Сокульского и на Дашу Кузнецову. Просто смотрел за жизнью трех людей — спорт и путешествия. И понял: то, что я хочу, ребята делают, значит, и я смогу. И понеслось!

r0cfn3MX0RY — копия.jpg

— Аварию хорошо помнишь?

— Аварию помню прекрасно, потому что даже сознание не терял. Ехал со свадьбы сестры, сразу могу сказать — что был трезвый, а то бы еще виновным признали. На перекрестке, на светофоре неожиданно из-за автобуса слева от меня появилась машина. Человек решил развернуться через две сплошные, я его не видел. Мгновенно начал рефлекторно нажимать на тормоза, мотоцикл поднялся на переднее колесо, метра два еще проехал. Я улетел вперед, а мотоцикл перевернулся и упал мне на спину.

Первое, что делает мотоциклист — бежит осматривать свою технику. Я встать не мог. Думаю — как это так? Посмотрел на ногу, попытался пошевелить, понял, что она не шевелится. Подумал: лучше, Николай, вам полежать. Приехала бригада «скорой», сразу сказали: «У вас перелом позвоночника».

Я не знал, какие могут быть последствия, но сразу понял, что все серьезно. Благо только ноги не функционируют, хотя бы руки у меня остались.

Я мало катал народа сзади, потому что, понимал, это человек, за которого ты отвечаешь.

Обычно мы с девушкой вдвоем ездили, а тогда она не поехала. Убить себя, покалечить — это одно, а с собой забрать — это было бы что-то ужасное. Я мало катал народа сзади, потому что, понимал, это человек, за которого ты отвечаешь.

— Как говорится, упал — женился.

— Да, поэтому я еще не женат. (улыбается)

— Как не впасть в депрессию? Расскажи, как это было у тебя?

— Для меня самого загадка. Смотрю на нынешних ребят, приезжая в реабилитационный центр — их мамы иногда звонят и просят что-то подсказать, видя мою активную жизнь.

Я точно знаю, что нужно заниматься любимым делом, чтобы не думать о проблемах. У тебя абсолютно новая жизнь, ты как заново родился, тебе нужно ко всему привыкать. И поначалу все это сложно. Как ребенку, нужно заново учиться одеваться, мыться.

Я начал сразу, как и до этого, заниматься спортом в зале. Тоже были первые мысли: а как я должен это делать, спина не держит, ноги не работают. Приехал, тренер все подсказал, по началу было адски тяжело, но потом понял и результат пошел.

Любимое дело плюс общение — выручали.

У меня было жизнерадостное состояние с первого дня реанимации: помню, смеялся с медсестрами. Старался с позитивом жить. Понимал, что беда уже пришла, ее надо принимать, надо с ней бороться, а не сидеть с грустью. Все уже случилось — чего грустить?

Xm_Cr6-nEgg.jpg

— Юмор помогает?

— Еще как, без юмора с нашими ситуациями жить тяжело. Вообще без юмора грустно, а тут себя нужно настраивать только на позитив. Постараться шутить и брать максимум даже от непростых ситуаций.

— Твоя жизнь делится на «до» и «после»?

— Это две разные жизни. Пересматривая фотографии, перебирая воспоминания, думаю, что тогда мог больше, а теперь все по-другому. Часто говорю, что жизнь пошла веселее после травмы, активнее. До травмы у меня были только мотоцикл, любимая женщина и работа. Я ничем не интересовался, ничего нового не хотелось узнать. Ну еще путешествия мне были неинтересны. После травмы жизнь стала кипеть — начиная от спортивных соревнований и заканчивая поездками в театр, которые меня поразили: не думал, что полюблю.

Многие стесняются и боятся выйти, думают, что на них смотрят, как на прокаженных. Но думаю, ситуация сильно поменялась. Люди смотрят, ты выделяешься, но выделяться можно по-разному. Я не сталкивался ни разу с агрессией за пять лет, наоборот — снимался в роликах, на телевидении. Говорят, что за последние пять-десять лет отношение к инвалидам сильно поменялось. Это раньше смотрели, «фу, немытый, вонючий, едет, давайте от него отойдем подальше».

Важно, как себя подашь.

— Что самое тяжелое было в обучении после травмы?

— Все поначалу было тяжело. Первое — это независимость. Дяденька в 27 лет, который будет сидеть на шее у мамы — это не про меня. Сначала лежишь, как овощ. Первым делом в реабилитационном центре сказал — научите меня одеваться. Первый мой экзамен по одеванию занял 27 минут. Это было адово. Через пару месяцев — три минуты, быстренько оделся и все. Учился пересесть в ванну, помыться.

Главное — создать стрессовую ситуацию. Убрать близких и любимых куда подальше и сделать все самому.

Главное — создать стрессовую ситуацию. Убрать близких и любимых куда подальше и сделать все самому.

Недавно думал, как люди пересаживаются с пола на коляску? Остался один дома, сработала спастическая реакция, меня выбросило из коляски. Первый раз такое. Я один на полу. Заняло секунд десять: подвинул к стенке, создал опору и на руках подтянулся. Сидел и думал: почему я раньше боялся и никогда не пробовал?

— Какие еще экстремальные увлечения у тебя есть?

— На горных лыжах катался. Позвонил разработчик специальной конструкции и спросил, буду ли я первым. Первым быть всегда страшно. Помню, стою в лыжной конструкции в «Снежкоме» и смотрю вниз с самой высоты. Ощущения были разные в этот момент, понимал, что можно недурную скорость развить.

Вейкборд пробовал, но я не фанат водных видов спорта. Адаптированный векборд — это новое направление, недавно прошли первые соревнования.

— А какие сейчас планы на жизнь?

— Просто заниматься любимым делом. Работая с мотоциклами, еще до травмы, понял, что это главное. Полтора года просидел в офисе с мыслью: быстрее бы отсюда убежать. Устроившись в мотосалон, я с удовольствием просыпался, садился на свой мотоцикл, приезжал на работу и проводил время с кайфом. Причем в офисе я работал восемь-девять часов, а в салоне — 12-13.

nAcUB4DPaqM.jpg

Сейчас есть желание добиться успеха в спорте и получать за это деньги. Плюс путешествовать. Но на этом деньги не заработать, для этого нужно заработать. (улыбается)

Хочу вернуться в салон, но я понимаю, что работодатель может задуматься: кто-то из посетителей подумает «Ну его!» и развернется. И салон потеряем клиента. А другой задумается и купит защиту. Я бы отнес себя ко второму типу: за шесть сезонов, шесть лет катания, видел многое и потерял много друзей. Но ни разу не было мысли завязать с байком. Просто каждый раз ситуация заставляла быть более аккуратным на дороге.

— Мотоциклы — это любовь?

— Да, к сожалению, никак она не излечилась. Даже за пять лет травмы я все сижу и думаю, как приспособиться. Нашел вариант с тремя колесами, два спереди, одно сзади, как спайдер, довольно низкий, удобный, юркий. Он широкий, придется стоять в пробках, но зато на свежем воздухе. Пока эта тема из головы не выходит.

Один мой знакомый, разбившийся на мотике, через год купил себе такой, сделал крепление для коляски. Спокойно пересаживается, берет с собой колясочку и едет.

Многие говорят после аварии: «Я бы никогда не сел, даже за руль машины». У меня нет никакого страха сесть снова: катался на квадроцикле, на спайдере. Я прекрасно понимаю, что это может случиться с каждым. За пять лет наслушался историй: люди ломаются невероятными способами и получают травмы позвоночника.

Пока я не нашел замену этому адреналину, кайфу. 

— Помнишь свой первый мотоцикл?

— Как часто бывает, прокатившись первый раз, «укололся» адреналином. Понял, что любым способом мне нужно его достать. На тот момент работал курьером и понял, что столько не заработать. Тогда я взял три курьерские работы, месяца через три-четыре купил мотоцикл. Год прокатался, с каждым годом была нехватка мощности, пошла эволюция: 400, 600, 750 кубиков и закончилось все на литре.

Многие спрашивают, что бы я сделал, если бы дали на денек ноги? Конечно, я бы прокатал его весь.

— Ты активно занимаешься спортом. Спорт помогает жить?

— Спорт помогает внутреннюю силу ощутить.

Я занимаюсь пауэрлифтингом. После травмы мне приходится жать чисто руками. Начинал жать 60-70 кг, была мечта сто. До травмы я делал 90.

На данный момент 130. Смотря на ребят, которые профессионально занимаются, понимаю, что это только начало пути.

Спорт меняет внешний вид. Одно время, лежа на больничной койке, очень любил «рафаэлки». Выехал я большим шариком. Смотрят на внешность в первую очередь. Когда занимаешься спортом, меняется внимание со стороны женского пола, меняется и уважение — со стороны мужского.

XNvT5wiYfJ0.jpg

— Какими спортивными наградами гордишься?

— Пока обычные медальки и награды только по жиму. Я занимаюсь своим любимым видом, в другие не лезу. Как я люблю шутить, приезжая каждый раз с наградой: «Мам, пока не олимпийская». (смеется) Есть куда стремиться.

— Твоя цель — пожать 200?

(тяжело вздыхает) Конечно, хотелось бы, но тогда придется перебраться в более тяжелую весовую категорию. Сейчас она до 80, а знакомый, который жмет 200, весит в районе 110-120 кг. В этом году хотелось бы поднять планку до 150.

Стремлюсь нарастить «мясо», набраться опыта и попробовать себя в профессиональном спорте. Очень часто ребят, которые занимаются жимом, зовут в легкую атлетику. Думаю, размышляю, что попробовать в следующем году.

— Тебе снятся сны, где ты ходишь?

— Никогда почти не снились сны за всю мою жизнь. Раз в пару месяцев. Очень часто снюсь знакомым, причем, всем на ногах, всегда без коляски. Сразу начинают писать мне.

— Что ты чувствуешь, когда смотришь на свой любимый мотоцикл?

— Я его продал. Хотя сегодня смотрел фотографии, сейчас все кидают фото 2013 года, и я залез в папку. Долго не продавал. Года три я думал, может, встану, даже навещал, ходил к нему... к ней (улыбается).

sC1gK-3W-iU.jpg

Многие спрашивают, что бы я сделал, если бы дали на денек ноги? Конечно, я бы прокатал его весь.

Претензий нет, только благодарность за полученный адреналин. Уже доставляет счастье кому-то другому. Безумно красивый: хромовые диски редко ставятся на спортивные мотоциклы. Бывший владелец сделал конфетку — яркий, эксклюзивный. Пуля та еще, для города слишком резвый. На этом мотоцикле первая передача заканчивалась на 160 км/ч. Но дорогой — как будто у меня дырка в баке была. И резину постоянно менял.

— Имя было?

— Ямаха — Маха, Маша, просто Машенька.

— Часто вижу фотографии из твоих путешествий. Путешествуешь один?

— Как только появляется возможность, еду путешествовать. Хочется объездить максимальное количество мест.

На Чемпионат мира по футболу не нашел сопровождающего, был очень дорогой перелет в Сочи. Давно хотел попутешествовать один. И это было самое крутое путешествие за все лето!

Я за три часа до самолета выхватил билет, сварил курицу, яйца, закинул протеин в рюкзак. Долетел, оказался на футболе, после футбола на «Блаблакаре» доехал до Краснодара, в аэропорт, затем в Москву и этим же вечером поехал в Самару на футбол тоже один.

Если нет пандуса, народ помогает. Приезжаю на концерт, они просто поднимают на второй этаж на руках.

Если нет пандуса, народ помогает. Приезжаю на концерт, они просто поднимают на второй этаж на руках. За что им большая благодарность.

В самолете сажают раньше, сразу к трапу подъезжаешь. Пересаживают на узкую коляску, добираешься до места, затем запускают остальных людей. А обратно — наоборот. И вот ты уже в колеснице, катишь по своим делам дальше.

Летом с ребятами сорвались на «Формулу-1» в Сочи. Умудрились побывать и спрыгнуть с тарзанки, поднялись на безумную высоту «Розы Хутор», побывали на концерте Басты, немного на «Камеди клаб» попали, рядом снимали, еще и погуляли по Олимпийскому парку. На второй день мы пошли на трек «Формулы-1». Была экскурсия, общение с пилотами. После этой поездки я спал без задних ног, если так можно сказать. (смеется)

sNTLDJDPw9Y.jpg

— У тебя активная жизнь в инстаграме. Звездной болезнью не страдаешь?

— Нет, я и сам не создаю себе кумиров.

Недавно пообщался с певицей Зарой, которую даже не узнал. Снимался в сюжете о доступности стадиона «Лужники» перед чемпионатом, она посол Чемпионата мира. Мы с ней ехали в гольфкаре. К ней подбегали люди за автографами. Она такая спокойная, приятная. Я так по-доброму в плечо ее толкнул: «А вы кто?» — «Я певица Зара». Она отвернулась, я тихонечко погуглил. Но так и не понял. До сих пор иногда в соцсетях переписываемся. На финале Чемпионата мира увидела меня, написала. (смеется)

— Ты говорил про театр, что посоветуешь посмотреть?

— Театралом себя не назову. Недавно в Большой театр звали, до Большого — еще не дорос. Три часа оперу слушать! Сразу вспоминаю фильм «1+1», где бедный афроамериканец вешался. (улыбается)

Из комедий понравился «Слишком женатый таксист» в Театре сатиры, два раза ходил. Смеха было у всего зала, не думал, что сам так смеяться буду.

«Волки и овцы» Театра Фоменко: и юмор, и классика — все переплетается.

«Опера нищих» — более жестокий спектакль с Максимом Авериным, поднимает проблемы XXI века: предательство, измены, убийства.

— Веришь в бога?

— Сложный вопрос. Я крещеный, отец крестил. Как и многие в стрессовых ситуациях, когда я ехал в реанимацию, начал терять сознание. Почему-то я представил, что умираю. Я обратился в тот момент, про себя просил, чтобы выжить. Не знаю, кто мне помог тогда — загадка.

fO1s5poFZFM.jpg

Подписывайтесь на наш канал в Telegam!

Вам может быть интересно