Химия драмы. Почему мы получаем физическое удовольствие от хорошо рассказанной истории?

Все вокруг говорят о сторителлинге — разбираемся, как и почему он работает
Культуролог. Пишет материалы, которые меняют его жизнь
19 Июня

Коротко:

История — это универсальный способ общения

Когда вы просите ребенка сбегать в магазин, есть герой (ребенок), цель (сметана), преграды (пешеходные переходы) и вознаграждение (или отсутствие наказания).

Наша жизнь состоит из таких небольших историй: грустных и веселых, поучительных и абсурдных. Мы привыкли к ним, мы их уже не замечаем, если, конечно, они не рассказаны настоящими профессионалами. У вас ведь тоже есть на работе коллега, который, рассказывая, как покупал кофе, может довести всех до истерики?

Окончательная победа сторителлинга

Искусство сторителлинга сейчас выходит на новый, доселе неведомый уровень. Если раньше сказители переходили из деревни в деревню, пропевая одну и ту же сказку, то сейчас каждый день в сеть выкладывают целые сезоны сериалов, снятых на огромные бюджеты с гениальными актерами.

Почему сторителлинг (рассказывание историй) стал главным видом искусства на планете? Один из ответов находится в вашем мозгу. А точнее в том, как ваш мозг реагирует на драматические повороты сюжета.

Дофамин управляет вашим выбором

Представьте, что субботним утром вы думаете, куда сегодня пойти, и листаете афишу. И выбирая между театральной пьесой, выставкой и кинотеатром, останавливаетесь на кино. Вы делаете это потому, что ассоциативный ряд, связанный с кино, активизирует в мозге выработку дофамина, который ответственен за принятие решений. Ваш предыдущий поход в кино был успешным, вы получили удовольствие, поэтому дофамин маркирует это событие как способствующее выживанию. Радостное предвкушение, которое испытывает зритель по дороге в кинотеатр, обусловлено как раз выработкой дофамина.

Дофамин участвует в процессе обучения. Как показали немецкие нейробиологи (Klein и др., 2007)1, дофамин обеспечивает возможность эффективно учиться на своих ошибках, а нехватка этого нейромедиатора приводит к игнорированию негативного опыта.

В 1997 году профессор Кембриджа Вольфрам Шульц2 провел эксперимент, похожий на эксперимент профессора Павлова. После включения лампочки в рот обезьяне впрыскивали сок и фиксировали увеличение активности дофаминовых нейронов. Когда условный рефлекс был сформирован, активность дофаминовых нейронов увеличивалась без впрыскивания сока, исключительно благодаря лампочке, которая обозначала скорое поступление в организм лакомства.

А вы уверены, что никогда не пробовали опиум?

Хорошая история, как правило, обладает яркой кульминацией, так называемым «финальным твистом», когда у зрителя захватывает дух и возникает ощущение прикосновения к непостижимой истине. Резкое улучшение настроения связано с выбросом большого количества эндорфинов.

Эндогенные (внутренние) опиаты или эндорфины вырабатываются организмом в ответ на стресс. Они обладают ярко выраженным анальгетическим (обезболивающим) и эйфорическим эффектом. Не зря эндорфины называют «гормонами радости».

Почему же во время кульминации (победы героя над злодеем) мозг синтезирует эндорфины?

Кульминация — это точка, в которой главный конфликт истории находит свое разрешение. Вспомните сцену финальной битвы в сериале «Игра престолов». На протяжении многих сезонов зрители наблюдали за тем, как белые ходоки медленно, но неотвратимо продвигаются к Семи Королевствам, грозясь убить тех немногих героев, которые чудом избежали смерти от пера Джорджа Мартина. Сначала они преодолевают стену, затем «вербуют» дракона. Кажется, что нет такой силы, которая могла бы их остановить...

И когда Арья Старк в своем героическом прыжке убивает Короля Ночи, зритель испытывает чувство радости. Потому что стресс, связанный с опасностью гибели любимых персонажей, снят.

После фиксации окончания стресса мозг вырабатывает эндорфины, цель которых — обеспечить восстановление организма без срыва адаптации, без формирования постстрессовых заболеваний. Опиоидная система организма — это главная стресс-лимитирующая система.

Получается, что мы испытываем стресс, когда слушаем, читаем или смотрим интересную историю?

Да. Александр Митта, режиссер «Граница. Таежный роман» и ряда других успешных фильмов в своей книге «Кино между адом и раем» пишет:

«Оно (сопереживание) возникает у аудитории, когда персонажи близки и понятны ей, когда зрители имеют общие моральные ценности с персонажами.

Сопереживание порождает идентификацию. Мы как бы живем и действуем вместе с героем, переживаем вместе с ним, его проблемы становятся нам близки и понятны, мы желаем ему победы над противником».

По сути, зритель всегда слушает историю про себя. И, естественно, желает для себя победы. Да, скажете вы, но ведь мы здравомыслящие люди и прекрасно понимаем, что все, происходящее на экране, нереально.

Для мозга реально все

Программы мозга, ответственные за выживание и продолжение рода, работают круглосуточно. Поэтому, видя, как герой, с которым мы себя отождествляем, попадает в безвыходную ситуацию, мы автоматически задаем себе вопрос: «А как бы я поступил?». Этот вопрос активизирует фантазию, которая ставит нас на место героя. Психолог Полина Сухова убеждена, что для мозга «нет разницы между объективной реальностью и фантазиями».

Поэтому зритель каждое препятствие героя на пути к победе воспринимает как стрессовое и вынужден «подкладывать соломку» себе на будущее. И действительно, что, если завтра я окажусь в комнате, чьи стены медленно сдвигаются, грозясь раздавить меня шипами?

Когда герою удается остроумно выйти из безвыходного положения, выработка адреналина прекращается (стресс побежден) и его сменяют эндорфины, которые должны восстановить организм. Вовлеченный в адреналино-эндорфинный поток, зритель забывает о своих проблемах. Его химический баланс меняется.

Разнообразие историй, которые предлагает интернет, так широко, что зависимость от сериалов стала чем-то обыденным. Люди открыто сообщают, что собираются провести выходные лежа на диване за просмотром сезона нового сериала. И хорошо это или плохо — покажет время. Или сериал «Черное зеркало», пятый сезон которого уже появился в сети.


1 Марков А. Эволюция человека. Книга 2. Обезьяны, нейроны и душа. — Corpus, 2011. — Т. 2. — 512 с. — (Династия) — 5000 экз. — ISBN 978-5-271-36294-1, 978-5-17-078089-1, 978-5-17-078089-1.

2 К. Фрит. Мозг и душа. М.: Астрель: Corpus, 2012. C. 148—153

Подписывайтесь на нас в соцсетях — это удобно:

Вам может быть интересно

Подписаться на рассылку от редакции
Мы не будем спамить — только самые интересные тексты
и полезные лайфхаки раз в 10 дней