Fit

Железный человек Андрей Василенко: как бегать ультрамарафоны с кардиостимулятором

Уже завтра состоится самый многочисленный забег России «Абсолют Московский марафон». В его преддверии мы поговорили с человеком, который точно вдохновит вас выйти на старт хотя бы в следующем году
Журналист, сотрудничает с журналом «Околоспорт», любит фитнес и путешествия, пишет о спорте и героях нашего времени, постоянный автор f&f
21 Сентября

Ученые заключили, что бег — это полет, поскольку большую часть времени человек находится в воздухе. Поэтому он не бежит — а летит.

С Андреем я познакомилась на бегу, на отметке 30 километров. Он готовился к забегу в пустыне на 160 км! При температуре в 40 градусов тепла.

Тогда Андрей Василенко поделился, что бег однажды спас его.

Сейчас он чемпион трехсуточного марафона, призер марафонов на 48 и 24 часа, на его счету 23 ультрамарафона от 50 до 400 км за три года.

Андрей бросил вызов человеческой природе: ко всем стартам был ограниченный допуск в группе риска из-за врожденного порока сердца. С недавнего времени внутри Андрея живет электронный компонент — ЭКС (электронный кардиостимулятор).

Это небольшой прибор, размером со стандартную беговую медаль, который стоит на страже контроля ритмов сердцебиения и поддержания жизнеспособности сердца. Поэтому теперь Андрея Василенко друзья зовут ультракиборгом.

— Ты выбрал бег или бег выбрал тебя?

— У меня вся жизнь «на бегу», с самого детства — вечно куда-то тороплюсь или пытаюсь везде успеть. Это подсознательный инстинкт какой-то: не тормозить и не ходить пешком.

— С чем бы ты сравнил марафон или забег?

— Удивляюсь, с чем только марафоны не сравнивают — от эйфории до пыток. Тут каждому свое, а у меня сравнения часто зависят от настроения или самочувствия.

— С чего все началось?

— Началось все спонтанно. Скорее, от безделья и безысходности — просто на фоне депрессии от пережитой семейной трагедии случайно на эмоциях как-то примкнул к массовой пробежке в честь дня рождения старого друга. И закрутилось потихоньку. Втянулся.

В беге, как и в жизни, главное — двигаться вперед. Отец научил никогда не сдаваться. Наверное, это у нас в крови. Он и мой дед были потомственными шахтерами, большую часть жизни работая в угольных шахтах на глубине 1000 метров. Шахтером, увы, я не стал, но шахтерская кровь — это какой-то коктейль из бесстрашия, безрассудства и самопожертвования — это я все унаследовал от отца и перенес в бег.


В беге, как и в жизни, главное — двигаться вперед.


— Сколько всего километров пробежал?

— Я не веду доскональный подсчет километров, но в среднем выходит не менее 600 км/месяц, чаще — ближе к 800. Личный рекорд по набегу — 1012 км, установил ровно год назад за январь 2018 года. Многие знакомые часто подкалывают, что на машине они в месяц иногда так не накатывают. Но я к этим цифрам равнодушен, поскольку лично знаком с несколькими бегунами, чей ежемесячный набег посолиднее моего.

— Как ты успеваешь столько бегать?

— С трудом. Если перевести в часы, на тренировки и активную реабилитацию (из-за кардиостимулятора) я трачу еженедельно от 25 до 33 часов. В моем графике почти ежедневно по две тренировки в день, которые еще надо как-то совместить с двумя работами, маленькими детьми, да и поспать еще тоже надо…

— Сколько всего было дистанций? Ты помнишь многие из них?

— Я хорошо помню все свои забеги, даже в хронологическом порядке. Если брать только официальные сверхмарафоны, то почти за три года получилось набегать их 23 штуки — от 50 до 400 км. И это не считая монотонных тренировок по 40-85 км, которые приходится накручивать иногда по выходным.

Если касаться эстетики, то я смог покорить сверхмрафонские дистанции (от 60 км до 100 миль) по шести природным ландшафтам: степь, леса, болота, пустыня, горы, тундра. Думаю, впереди еще что-то интересное подвернется.

Температурный контраст забегов составил 60 градусов цельсия: от +40 в пустыне Сахара до -20 в Вологодской области.

Я смог финишировать несколько стартов с диагнозами: перелом кости стопы, вывих голеностопа, перелом мизинца ступни, термический ожог первой-второй степени, тепловой и солнечный удары, частичный разрыв мышечных тканей.

— Какие дистанции были самые запоминающиеся?

— Elton Ultra Trail — единственный в России ультрамарафон в зоне полупустыни. На Эльтоне у меня было крещение характера и воли, когда из 164 км около 64 пришлось добегать с переломом стопы, и еще 37 км — с вывихом голеностопа, практически на одной ноге. Тогда и возник этот коварный принцип борьбы с самопреодолением: или ты — или тебя.

А Сахару отметил бы как испытание организма на предельной температуре под 40 градусов.

— Какие были необычные места, где ты бегал?

— Смешно сказать, но это подземный паркинг торгового центра, что рядом с домом. Зимой, когда у нас в городе огромные проблемы с уборкой снега и уличным гололедом, приходится спасаться именно там, накручивая вечерами и ночами десятки километров по бетонной брусчатке по полукилометровому кругу — зато сухо и даже почти нет ветра. Мой абонемент туда — это пачка семечек для охранников. Иногда они даже специально для меня могут включить дорожку траволатора, чтобы добавить вариативности.

— Бег — хобби или профессиональная деятельность? Насколько затратное увлечение?

— Сверхмарафонский бег — к сожалению, не олимпийская дисциплина. Поэтому здесь очень трудно, будучи любителем, заработать какие-то приличные деньги. Но небольшой опыт спортивного менеджмента зачастую мне помогает находить партнеров или спонсоров, готовых компенсировать хотя бы какую-то затратную часть на конкретный старт. А затраты тут реально немаленькие: ради интереса как-то прикинул, что за последние три года я потратил на сборы, подготовку, поездки, инвентарь, экипировку, реабилитацию и прочие пункты более миллиона рублей. Неловко стало: жена, мягко говоря, не одобрила.


За последние три года я потратил на сборы, подготовку, поездки, инвентарь, экипировку, реабилитацию и прочие пункты более миллиона рублей.


— У тебя есть своя беговая традиция?

— Мы ждали рождения старшего сына в начале апреля, и я как-то необдуманно заявил супруге, что готов пробежать ровно столько километров, какого числа он родится. Однако роды сильно затянулись — и малыш появился на свет 23 апреля. Пришлось держать слово. И, кстати, на тот момент для меня это был тоже своеобразный вызов — такие дистанции я пока не бегал. Пришлось бежать. А в процессе пробежки родилась идея сделать это традицией. А младший появился на свет вообще 27 августа, и накинул мне еще 27 км: на двоих — так вообще сверхмарафон 50 км.

— Какая твоя главная победа в жизни?

— Она напрямую связана с бегом — мне не стыдно признаться, что благодаря сверхмарафонским дистанциям, бегая на пределе моральных и физических сил, мне удалось провернуть гормональную перезагрузку организма, в частности, эндокринной системы, благодаря чему получилось естественным путем устранить один свой врожденный недостаток.

— Как жена относится к увлечению?

— Относится с пониманием ровно до тех пор, пока не узнает, что следующим стартом будут «сутки» или многодневка. Тут приходится долго поуговаривать отпустить меня.

— Как ты стал киборгом?

— После повторной операции на сердце в сентябре прошлого года, когда в меня вживили электронную железяку с проводами, или, говоря медицинской терминологией, кардиостимулятор. Смысл этого устройства — выполнять функцию по искусственному поддержанию правильного ритма сердцебиения. Но и недостатков с ним не меньше: например, мне противопоказаны силовые упражнения, неполноценно функционируют руки и плечевой пояс, а после длительного бега возникают сильные болевые ощущения в мышечных тканях, где спрятан этот прибор. Я итак был до этого с врожденным пороком сердца, так теперь и подавно приходится прикладывать гораздо больше усилий, пытаясь конкурировать со здоровыми спортсменами. Но я не жалуюсь — жизнь никогда не давала мне легких путей. Привык.


Я не жалуюсь — жизнь никогда не давала мне легких путей. Привык.


— Ты победитель первого сверхмарафонского забега на трое суток. Расскажи про него!

— Сам не ожидал стать победителем первого официального трехсуточного сверхмарафона. Поехал на него, скорее, на эмоциях — месяцем ранее на первых своих «сутках» критично повредил ногу (оказался сильный спазм подколенной мышцы с невозможностью сгибать колено) и даже хотел от досады закончить с бегом. Хорошо, что жена поддержала, говорит: я же вижу, как тебе тошно дома — съезди куда-нибудь и побегай. Вот и набегал 400 км за 72 часа по морозу 18 градусов и гололеду. Зато вошел в историю как первый победитель забега именно такого формата. Как вспомню те дни и ночи, даже неловко становится, что бежишь в этот жуткий мороз по кругу вокруг стадиона, каждый раз попадая под ледяной встречный ветер. Каждые пару часов ты заходишь в подтрибунную раздевалку, чтобы немного перекусить или попить: все-таки бег — дело энергозатратное, и попадаешь из жуткого зимнего минуса в теплую обстановку, где +20, и моментально из отмороженной сосульки превращаешься в мокрую губку — весь иней, что на коже — просто стекает ледяными ручьями тебе под одежду, и через пару минут тебе снова выходить насквозь сырым опять на этот собачий холод…

— Какие сверхусилия тебе приходилось совершать на марафонах?

— Каждый сверхмарафон — это сверхусилия. Иногда даже мне казалось, что я сознательно менял свое здоровье на достижение нужного результата, например, всего за четыре месяца смог стать подряд победителем и призером трех-, двух- и суточного марафона в разных странах. Никто в прошлом году не смог повторить это достижение в столь короткий срок. Но далось это очень дорогой ценой в плане здоровья. Я все переосмыслил и такие самопожертвования оставил в прошлом.


Иногда даже мне казалось, что я сознательно менял свое здоровье на достижение нужного результата.


— Сверхмарафоны — спортивный подвиг или бессмысленная нагрузка для здоровья?

— Для нейтрального зрителя это больше подвиг, для марафонца, который «в теме» — это как разновидность работы. А здоровьем — да, рисковать приходится, как физическим, так и психическим, причем, независимо от поставленных целей и полученных результатов. Вот, например: этой весной я упорно готовился к чемпионату страны по бегу на 48 часов, который планировал выиграть с рекордом и лучшим мировым результатом сезона. Но у меня случайно откололся коренной зуб, и мне пришлось просто, без всякой анестезии, терпеть убийственную стоматологическую операцию по удалению остатков корня зуба из десны. А к чему, собственно, жертвы? Все просто: после заморозки зуба обезбаливающим препаратом, содержащим адреналин, я бы не смог тренироваться минимум пару дней, что в период выхода на пиковую форму крайне нежелательно. Поменял нечеловеческие муки на попытку получения результата (кстати, тот старт я благополучно завалил — в конце первых суток стало разваливаться колено, хотя я был лидером с реальными шансами на успех).

— Какие ближайшие планы?

— Ближайшие планы — научиться справляться со своим главным недугом — бегать сверхдлинные дистанции, минуя постоянные кризисы с кардиостимулятором, которые вносят огромные коррективы со знаком «минус». Например, при активном включении батарейки я получаю приличные разряды тока по электродам, ведущим к сердцу по чувствительным нервным окончаниям, из-за чего могут резко начаться межреберные спазмы или судороги диафрагмы, когда меня эти форс-мажоры буквально сгибают пополам. В целом эти кризисы уже научился преодолевать. Но как их вовсе предотвратить — это загадка физиологии! Есть, конечно, над чем работать. Опять же, повторюсь, с медицинской точки зрения, существенной угрозы тут нет никакой: человеческий организм — штука умная, она знает, когда меня надо притормозить.


Человеческий организм — штука умная, она знает, когда надо притормозить.


— Как новичку подготовиться к марафону?

— У меня есть один универсальный совет — не надо бояться того, что ты делаешь: расстояния или времени. На самом деле большинство новичков пугается неизвестности, например, что будет после энного километра бега? Тут нужно научиться мыслить позитивно: будет просто следующий километр, или на один километр меньше до финиша. То есть сначала желательно подготовить себя психологически — исключить страхи, поставить конкретную цель, ну, а потом — останется дело за малым — начать правильно тренироваться.

Блиц

— Качества, которые ты больше всего ценишь в мужчине?

— Наличие стержня в характере, ответственность за поступки и отсутствие лишнего эгоизма.

— Какое твое любимое занятие?

— Точно не бег. Чаще всего — это любая возможность отдыха от нагрузок.

— Какую книгу ты бы посоветовал обязательно прочитать?

— Наверное, ту книгу, которую сам когда-нибудь напишу. Знакомые говорят, что у меня иногда получается писать что-то путное и занимательное. Почему бы не попробовать себя и в качестве писателя?

— С каким животным ты бы себя сравнил?

— Орел. Орел Эдди, как в одноименном фильме.

Подписывайтесь на нас в соцсетях — это удобно:



Вам может быть интересно

Подписаться на рассылку от редакции
Мы не будем спамить — только самые интересные тексты
и полезные лайфхаки раз в 10 дней